СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ НАСЕЛЕНИЯСоциально-коммуникативная система

СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА

Найдено 1 определение:

СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА

вся совокупность социально-классовых отношений между индивидами, объединенными в социальные классы, социально-классовые группы и в элементарные профессиональные, имущественные и объемно-правовые группы и самих этих индивидов. С.-К.О. охватывает более широкий спектр общественных отношений, чем социально-классовая структура. Первая включает в себя не только устойчивые, сущностные, неслучайные, регулярно повторяющиеся, но и неустойчивые, случайные, нерегулярные отношения.

Долгое время на сложность изучения социальных отношений в советском обществе помимо гносеологических причин накладывал отпечаток партийный подход к изучению всех явлений общественной жизни, который господствовал до потери коммунистической партией лидирующего положения в обществе. Следует вместе с тем отметить, что к чести отечественных обществоведов в 1960-1980-е, несмотря на идеологические обстоятельства, затрудняющие беспристрастный анализ социально-классовой структуры, ими был сделан существенный вклад в развитие представлений о природе социальных отношений и структур. Вместе с тем многие научные проблемы, связанные с социально-классовой структуризацией в современной отечественной (как впрочем, и зарубежной) литературе, не раскрыты вовсе. Особо следует отметить, что нельзя говорить о каком-либо существенном отрыве западной социологии от отечественной. В современном зарубежном обществоведении наблюдается огромное разнообразие взаимоисключающих представлений о социальной и социально-классовой структурах. Западные авторы традиционно вкладывают в это понятие весьма различный смысл. Одни исследователи рассматривают социальную структуру как систему социального неравенства, другие определяют ее как совокупность групп ассоциаций и институтов, третьи считают ее системой статусов и ролей, сводя анализ к функциональной взаимозависимости между ними и т.д. Как пишет ведущий французский социолог П. Ансар в своей книге "Современная социология": "В целом с 1945 до 1970-х во Франции, Италии, как и в ФРГ и США, многие исследователи в области общественных наук, не связывая себя догматически с отдельными деталями марксовых положений, извлекли из них самое существенное с намерением преодолеть границы узкого экономизма (Сартр, 1960) либо в целях подорвать авторитет функционалистских консервативных моделей (Миллс, 1967; Хабермас, 1968)". Однако, отмечает далее этот автор, "1970-1980-е отмечены отходом от этой содержательной стороны марксизма в общественных науках, что было связано с различными причинами, в которых исторические события сыграли не последнюю роль". На сегодняшний день отечественные обществоведы по ряду субстационарных вопросов, связанных с изучением социальных отношений, опережают западных. Поэтому, выделяя специфику социальных отношений, логично обратиться именно к отечественным разработкам.

Патриарх отечественной социологии Руткевич М.Н. в обосновании целесообразности выделения социально-классовой структуры в современных для него условиях (работа была опубликована в 1979) выдвинул следующие основные доводы: во-первых, социальная структура общества, оставаясь классовой и при социализме, включает в себя также иные виды социальных структур данного типа. Вместе с тем социально-классовую структуру ни в коем случае не следует смешивать с национально-этической, социально-демографической, социально-территориальной, профессиональной и другими видами социальной структуры данного типа. Однако, поскольку первая является, по мнению данного автора, наиболее важной из всех перечисленных видов социальной структуры и накладывает свой отпечаток на любую из них, в литературе ее нередко именуют просто социальной структурой. Во-вторых, преодоление существенных различий между двумя формами социалистической собственности - общенародной и колхозно-кооперативной - и вместе с тем между рабочим классом и колхозным крестьянством не исчерпывает собой задач построения бесклассового общества. Термин "социально-классовая структура" обладает тем преимуществом, по мнению М.Н. Руткевича, что ориентирует на преодоление не только различий между двумя "дружественными классами" советского общества, но и еще целого ряда социальных различий как необходимых для "достижения бесклассового общества".

Близко к данной точке зрения и понимание социально-классовых различий, излагаемое в монографии "Проблемы изменения социальной структуры советского общества", где под ними понимается - "категория, характеризующая те явления в системе общественных связей, которые ликвидируются при переходе к коммунизму, которые являются рудиментом классового антагонистического общества".

В работе "Социальная структура развитого социалистического общества в СССР" также говорится, что "поскольку нередко встречаются попытки представить классовую структуру социалистического общества в СССР только как деление общества на два дружественных класса, не принимая во внимание иные, оставшиеся в наследство от классового антагонизма общества различия, постольку представляется оправданным употребление термина "социально-классовая структура", который ориентирует на вычленение рассматриваемой структуры из социальной структуры общества в общем смысле".

Для приведенного подхода, который являлся в то время достаточно типичным, характерны следующие ошибки: 1) Авторами не дается четкого критерия социальных и социально-классовых структур, не показывается соотношение этих категорий. Отсюда социально-классовая, профессиональная, демографическая, имущественная и другие виды социальных структур рассматриваются как однопорядковые, что методологически неверно, поскольку социально-классовая структура включает в себя ряд структур (профессиональную, имущественную и т.д.), которые данные исследователи ставят с ней в один ряд как однопорядковые категории. Исходя из принципов системного подхода, следует признать очевидно ошибочным признание однопорядковыми социальных явлений, одни из которых полностью входят в состав других. 2) Необходимость выделения социально-классовой структуры связывается с конечной целью развития социализма - построением бесклассового общества. В связи с этим авторы пытались рассматривать социально-классовую структуру как пережиток капитализма (т.е. в любом случае пытаются апеллировать к периоду либо до, либо после социализма).

Сегодня в общественных науках стало аксиоматичным как невозможность построения марксистской модели коммунизма, так и признание того факта, что построенное в СССР общество не являлось социалистическим. Естественно, что в свете этих новых теоретических установок апелляции на постулаты теории "научного коммунизма" очевидно нелепы. К чести отечественных обществоведов уже в то время были предприняты попытки (иногда в методологическом плане достаточно успешные) рассмотреть реальные социальные структуры советского общества. Отмечалось, что наше общество развивалось на своей собственной основе и его социальная структура формировалась по законам, присущим исключительно ему самому (Герасимов Н.В.). Соответственно делался вывод, что социально-классовая структура образуется также по законам внутренне присущим советскому обществу. "Однако преобладающая часть современных исследований социальной структуры советского общества, - отмечает М.Х. Титма, - особенно его социально-классовой структуры, посвящена изучению путей достижения социальной односторонности. При этом за аксиому берется факт преодоления социально-экономического разделения труда как основы движения в данном направлении. Но в ближайшей исторической перспективе трудно ожидать полного исчезновения даже простого физического труда. Тем более неправомерно рассматривать умственный труд как социально-однородный".

Таким образом, уже в рамках марксистской теории советские обществоведы осознали необходимость искать отличия понятий "социальная структура" и "социально-классовая структура" в явлениях, присущих реальному обществу. В отечественной литературе, если оставить в стороне фактическое отождествление некоторыми авторами социальных отношений с общественными отношениями в целом (Селунская В.М.), можно выделить три основных точки зрения на специфику социальных отношений.

Ряд исследователей разделяют выдвинутое М.Н. Руткевичем понимание социальных отношений как "равенство и неравенство различных групп людей и прежде всего общественных классов по их положению в обществе". Следует согласиться с А.К. Белых и В.М. Алексеевой, которые считали, что специфика социальных отношений не раскрывается в вышеупомянутой точке зрения: "Эти виды отношений охватывают собой все общественные отношения. Действительно, экономические, политические и духовно-идеологические отношения - это все отношения между людьми, их общностями в лице наций, классов, социальных групп, трудовых коллективов. И отношения равенства и неравенства функционируют также во всех общественных сферах - равенство и неравенство экономическое, социальное, политическое и духовно-идеологическое". Данные авторы считали, что "методическим критерием вычленения того или иного вида общественных отношений является объект, по поводу которого складываются отношения между людьми". Последнее замечание само по себе также не вызывает возражений и сегодня. По мнению А.К. Белых и В.М. Алексеевой, социальные отношения представляют собой "отношения между людьми, их коллективами как носителями качественно различных видов труда, различных трудовых функций". "А социальная структура, - отмечает А.К. Белых, - это многообразие социально-трудовых субъектов". Аналогичного подхода к этой проблеме придерживается и Р.И. Косолапов, который пишет, что социальная структура основывается на общественном разделении труда. "Социальная структура - это закономерное отражение разделения труда в облике групп людей, принадлежащих к различным специализированным сферам производства и общественной жизни, в отношениях этих групп друг к другу...". Г.В. Мокроносов также сделал вывод, что "общественное разделение труда и социальная структура общества по существу совпадают, поскольку речь идет об одном и том же - о месте групп, классов в системе производственных отношений".

При таком подходе допускается фактическое отождествление социальных и трудовых отношений, сведение первых к общественному разделению труда теряет смысл в выделении самой категории "социальные отношения", т.к. она может быть полностью заменена категорией "общественное разделение труда". Это ведет к тому, что из социальных отношений выпадают семейные, возрастные, религиозные, политические и многие другие отношения и остаются лишь трудовые отношения.

Другие авторы придерживаются взглядов В.П Тугаринова, согласно которым область социальных отношений включает классы, сословия, нации, народности, профессии и категории, отражающие различные ее взаимоотношения между этими людскими коллективами. Приведенная точка зрения дает достаточно точное представление о специфике социальных отношений. Вместе с тем при таком подходе из социальных отношений исключаются отношения между индивидами, что ведет к искусственному сужению их сферы деятельности. Дополнив вышеприведенный перечень отношениями между отдельными людьми, мы будем в качестве социальных отношений рассматривать все субъект-субъектные отношения. Данная точка зрения соответствует взглядам на специфику социальных отношений М. Вебера , который, рассматривая все разнообразие этих отношений, всегда имел в виду "...только определенный тип поведения отдельных людей". Он также отмечал, что "социальным" мы называем такое действие, которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей или ориентируется на него".

Следует отметить, что в обществоведении длительное время сосуществуют два подхода к изучению социальных структур. При одном из них в качестве основных компонентов этой структуры рассматриваются исключительно социальные страты, что не позволяет исследователю раскрыть реальные социально-экономические, политические, этнические и иные общественные противоречия, а также определить реальные, а не мнимые (абстрактные) тенденции развития социума и факторы, их определяющие. При втором подходе основными компонентами социальной структуры принимаются классы, причем внутри самого этого направления существуют принципиально разные подходы.

Во-первых, когда приверженцы классовой теории делают акцент на том, что социальная структура связана прежде всего с дифференциацией между индивидами. В таком случае прежде всего рассматривается не род занятий людей, а их профессиональная позиция, не доходы людей, а распределение доходов между субъектами, что позволяет раскрыть социальное неравенство. В качестве теоретической цели при этом провозглашается необходимость раскрытия и объяснения исторических форм и степеней дифференциации и влияние последней на социальную эволюцию. Очевидным недостатком этого узкого подхода является сужение, сводящее на нет его методологическое значение, содержания вкладываемого в понятие "социальная структура общества" лишь к дифференциации между индивидами. На самом деле названная структура так же включает в себя демографические, нравственные и многие иные отношения.

Во-вторых, когда исследователи расширительно трактуют понятие "классовая структура", реально ведя речь "о тех же иерархиях социальных групп, что и у представителей собственно стратификационного подхода" (Радаев В.В., Шкаратан О.И.).

В-третьих, когда исследователи признают, что категория "социально-классовая структура" более узка, нежели понятие "социальная структура" и что первая структура полностью входит во вторую (интеграционный подход). При этом существует реальная возможность как разграничить названные структуры, так и дать им четкие, внутренне не противоречивые определения.

Всякое общество является сложным социальным агрегатом, состоящим из совокупности взаимодействующих субъектов, распадающихся не непосредственно на индивидов, а на два или большее число социальных общностей, которые уже, в свою очередь, подразделяются на индивидов. В основе выделения той или иной социальной структуры лежит функциональная или причинная связь взаимодействующих индивидов. В зависимости от степени интенсивности этой связи возникает возможность существования ряда структур в одной и той же совокупности людей. Характер такой связи будет показывать рядоположность и пересекающееся сосуществование социальных групп. "Степень интенсивности функциональной связи и ее характер, - писал Сорокин , - такова основа возможности сосуществования ряда коллективных единств в одном и том же населении". Далее он указывает, что социальная разновидность процессов взаимодействия или характер связей "влечет за собой многообразие коллективных единств, образуемых различно комбинирующимися индивидами, - с одной стороны, с другой - принадлежность каждого индивида не к одному, а к ряду реальных совокупностей". Все социальные группы в зависимости от количества объединяющихся их признаков могут быть определены как элементарные или кумулятивные (интегральные). "Под элементарным или простым коллективным единством /социальной группой. - С.С./, - пишет Сорокин, - я понимаю реальную, а не мнимую совокупность лиц, объединенных в одно взаимодействующее целое каким-либо одним признаком, достаточно ясным и определенным, не сводимым на другие признаки". В качестве таких признаков могут выступать: профессия, раса, объем прав, язык, территориальная принадлежность, пол и другие. "Под кумулятивной группой... разумеется совокупность взаимодействующих индивидов, связанных в одно организованное целое связями не одной, а рядом элементарных группировок" (Сорокин).

Соответственно и социальная структура, образованная на базе социальных групп, дифференцированных по одному признаку (достаточно ясному и определенному, не сводимому на другие признаки), может быть определена нами как элементарная социальная структура (например, профессиональная структура). Структура, объединяющая в себя несколько элементарных структур, является кумулятивной, или интегральной, структурой. В качестве элементов такой структуры будут выступать кумулятивные группы, которые, в свою очередь, распадаются на элементарные группы. Кумулятивной группой, в частности, является социальный класс. Соответственно, характеризуя социально-классовую структуру, можно говорить о ней как о кумулятивной, или интегральной, социальной структуре. Под классом в современной науке подразумевается понятие, выражающее совокупность предметов, удовлетворяющих каким-либо схожим условиям или признакам. В этой категории нет ничего сверхъестественного, и поскольку в социальных структурах существуют значительные (по численности и социальному статусу) субъектные группировки, объединяющие индивидов на основе каких-то схожих признаков, правомерно наиболее значительные из них описывать, используя понятие "социальный класс".

Уже в Средневековой Западной Европе были предприняты Отцами Церкви попытки разделения человечества на определенные разряды (или классы). Первоначально под разрядами они понимали группы людей, обладающие однородными политическими, социальными и профессиональными признаками, харизматической и корпоративной общностью. Данный "антропологический спиритуализм", согласно которому деление на разряды происходило сверху вниз в зависимости от набора совершенств, предопределенных Августиновой экзегезой трех персонажей Библии - Моисея, Даниила и Иова, воплощающих три типа человеческих характера: созерцательный, религиозный и светский, заботящийся только о земном. При таком подходе даже феодальным сюзеренам не приходилось рассчитывать на какое-либо заметное место в иерархии. Поэтому наряду с названным традиционным подходом в 8 ст. возникает "социологическая антропология", которая предлагала трехчленное деление общества на: свободных, воинов и рабов. Названная схема, однако, не пользовалась успехом, поскольку, во-первых, в ней игнорировалась деятельность духовенства в обществе и, во-вторых, поскольку промежуточное положение воинов между свободными и рабами было характерно лишь для империи. Французские авторы (Адальберт Лаонский и другие) предложили разделять общество на "молящихся" (клирики), "воинов" и "безоружный народ" (трудящиеся). Последняя социологическая схема стала затем общепризнанной. В 17 в. наука констатировала наличие социальных классов (Ш. Фурье, А. Смит, физиократы, О.Тьерри и др.). В последующий период роль и значение данных общественных образований были описаны в трудах А. Смита, Д. Рикардо, социалистов-утопистов, К. Маркса , М. Вебера, П.А. Сорокина. Интересные соображения по противоречивости социально-классовых интересов были высказаны Лениным .

При всех различиях во взглядах этих мыслителей на социальные классы, их точки зрения были схожи в том, что касается методологии классовой дифференциации общества. Они были единодушны в том, что в основе социально-классового расслоения лежит общественное разделение труда и социально-экономическое неравенство индивидов. Сам по себе данный научный подход не утратил своего гносеологического значения и сегодня. Как уже отмечалось, в современной западной социальной науке наблюдаются существенные различия в трактовках социальных классов и социально-классовой структуры. "Концепция классов, - указывал Р. Дарендорф , - одна из наиболее наглядных иллюстраций неспособности западных исследователей достичь хотя бы минимума согласия по этому кругу проблем".

Однако при всем многообразии воззрений на социально-классовую структуру существует ряд доминирующих направлений. Это объясняется тем, что все авторы западных концепций в той или иной степени прибегали к одному из двух источников - к трудам М. Вебера или П. Сорокина.

По М. Веберу, социальные классы - категории, различающиеся по экономическим признакам, иначе говоря, - это группы людей, находящихся в аналогичном экономическом положении, или обладающие одинаковыми "жизненными шансами". Этот автор предлагает трехчленную модель социальной структуры, в которую включаются классы, статусные группы и партии. Наибольшее число западных социологических разработок посвящено веберовским статусным группам, хотя различные авторы интерпретируют их по-разному. Так, Р. Дарендорф выделяет классы, исходя из близости или удаленности определенных групп к системе власти. Существует также социологическая дифференциация социальных субъектов по объемно-правовому критерию. При этом подходе справедливо подчеркивается значение социальной дифференциации в зависимости от объема властных прерогатив, но неверно игнорируются такие фундаментальные критерии социально-классового расслоения, как собственность на хозяйственные блага и другие элементы экономических отношений.

В период до потери КПСС лидирующего положения в обществе практически все советские ученые подчеркивали использование ленинского определения классов в качестве общей методологической посылки для определения категории "социальный класс" и "социально-классовые отношения". Как известно, под социальными классами В.И. Ленин понимал "большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы - это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства". Однако при интерпретации ленинского определения классов, при толковании отдельных его пунктов, при оценке места и роли классообразующих признаков, их соподчинении, в вопросе о степени применимости ленинского критериального аппарата к современному для того времени обществу ряд исследователей сумел преодолеть узкие рамки догматов ленинской теории классов. Зачастую последняя подменялась трактовками социальных классов, исходя из традиций русской и американской социологических школ.

Так, Т.И. Заславская , рассматривая в качестве критериев выделения классов: 1) отношение к средствам производства; 2) роль в общественной организации труда и 3) долю общественного богатства, отмечает, что "особенность классов заключается в том, что они различаются одновременно по всем названным критериям. Но каждый из этих критериев, рассматриваемый независимо от других, тоже обладает немалой социально-дифференцирующей силой и позволяет выделять группы, хотя и не носящие классового характера, но играющие важную роль в социальном функционировании общества". Последнее высказывание, по сути дела, лежит в контексте взглядов П.А. Сорокина. Данные группы, выделяемые по одному из критериев ("объединенные в одно взаимодействующее целое каким-либо одним признаком" - Сорокин) - являются элементарными коллективными единствами, а социальные классы выступают в качестве кумулятивных (интегральных) групп.

Для определения сущности социально-классовых отношений необходимо рассматривать социальные классы с двух сторон: 1) с точки зрения их места и функциональной роли в обществе; 2) через противоречие социально-классовых интересов. Суть одной из сторон социально-классовых отношений заключается в противоречии интересов прежде всего экономических, тех или иных социальных групп (которое будет проистекать главным образом из возможности одними социальными группами присваивать себе труд других). Наличие противоречия интересов (прежде всего экономических) в качестве критерия выделения социальных классов само по себе не вызывает споров в отечественном обществоведении (другое дело, наличие разночтений в применении его к реальным общественным системами). При рассмотрении же социальных классов по их месту и функциональной роли в обществе до настоящего времени нет единого мнения. Во многом это предопределилось существовавшей долгое время основополагающей установкой на непосредственное применение ленинских критериев при рассмотрении социальных классов и групп в обществе. Это было обусловлено: во-первых, отсутствием однозначного устоявшегося взгляда в современной экономической науке (и в целом в обществоведении) на то, что же следует понимать под "отношением к средствам производства", под "ролью в общественной организации труда" и "под способом получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают". Иначе говоря, на деле в политэкономии происходило определение одного неизвестного (социального класса) через другие неизвестные (т.е. через категории, о которых отсутствует однозначное и точное представление). Во-вторых, налицо было взаимное несоответствие критериев выделения социальных классов у В.И. Ленина. В качестве работающего определения социальных классов по их месту и функциональной роли в обществе может быть использовано определение, данное П.А. Сорокиным. По его мнению, социальным классом "является кумулятивная, нормальная, солидарная, полузакрытая, но с приближением к открытой, типичная для нашего времени группа, составленная из кумуляции трех основных группировок: 1) профессиональной; 2) имущественной; 3) объемно-правовой".

Иначе говоря, социальный класс можно определить как солидарную совокупность индивидов, сходных по профессии, по имущественному положению, по объему прав, а, следовательно, имеющих тождественные профессионально-имущественно-социально-правовые интересы. Профессиональная структура обусловливает существование профессиональных групп, объединенных родом трудовой деятельности, владеющих комплексом специальных теоретических знаний и практических навыков, приобретенных в результате специальной подготовки, опыта работы. Расчленение по профессиям имеет дело с образованием в обществе различных групп, которые разделяются прежде всего не различием взаимных отношений друг к другу, а различием отношений их к объекту деятельности. Такого рода техническое расслоение может доходить до огромного количества видов, подвидов, различных мелких подразделений, и среди бесконечного числа этих подразделений уже образуется социальное неравенство. Профессия представляет собой обычное длительное занятие индивида, дающее ему средства к существованию. Данное профессиональное занятие, как правило, является и главной деятельностью. Иначе говоря, "...источник дохода и социальная функция индивида связаны друг с другом и образуют в своей совокупности профессию" (Сорокин). Данная квалификационно-профессиональная дифференциация будет порождать социальное неравенство. Именно различные специальности, различная квалификация в трудовом процессе ведут к социальным различиям между индивидами.

В основе образования социальных классов лежат укрупненные профессиональные группы (генетический аспект). Вместе с тем в социально-классово-дифференцированном обществе представители одной и той же профессии могут входить в различные социально-классовые образования (функциональный аспект). Имущественная структура (или группировка по степени богатства и бедности), независимо от того, приближается она в данной стране к типу более закрытых групп или менее закрытых, вызывает расслоение всего общества на группы богатых и бедных. Причем богатство и бедность индивида зависят не вполне от его воли. "Члены одной и той же имущественной группы... фатально становятся солидарными во многом, члены различных имущественных групп - фатально антагонистами" (Сорокин). Сходство имущественного положения ведет к стихийной организации сходно-имущественных индивидов. Лица, относящиеся к одной профессии, в зависимости от величины их доходов могут принадлежать к различным группам с противоположными интересами. Объемно-правовая структура (или группировка по объему прав и обязанностей), не совпадая с предыдущими двумя структурами, распадается на две основные группы: привилегированных, составляющих высший социальный ранг, и обделенных, дающих низший социальный ранг. Привилегированные составляют солидарное коллективное единство; такое же единство образуют и "обделенные" (Сорокин). Вместе с тем в любом обществе с развитыми социальными структурами реальная дифференциация индивидов и групп в зависимости от объема их прав и обязанностей намного сложнее вышеприведенной.

Таким образом, в качестве признаков социальных классов выделяются: 1) профессиональный; 2) имущественный; 3) объемно-правовой. Как только в обществе формируются устойчивые профессиональные, имущественные и объемно-правовые группы; как только они приобретают некоторую прочность (как общественная комбинация), сейчас же начинается взаимодействие между обществом, взятым как целое, и между отдельными социальными группами, причем каждая из сторон влияет на природу другой. Ранее отмечалось, что огромное влияние на индивидов оказывает профессия, имущественное положение и объем прав. Если принадлежность к каждой из данных групп весьма сильно обусловливает поведение людей, то эта обусловленность будет значительно сильнее, когда сливается влияние всех этих трех структур. Индивиды, объединенные всеми тремя связями, будут иметь схожие экономические интересы, что выступает в качестве материального условия для их объединения в социальные классы, в целях более успешной реализации и защиты своих интересов. Общественные группы, резко отличающиеся друг от друга сразу по трем приведенным признакам, будут отталкиваться и противопоставляться гораздо сильнее, чем группы, отличные только по одному какому-либо признаку.

Вместе с тем, говоря об объединении общественных групп в социальные классы, необходимо учитывать всю систему социально-экономических отношений как исчерпывающую характеристику социального класса. Так, Ю.С. Поляков, подчеркивая это, указывает, что, "очевидно, лишь вся совокупность производственных отношений, складывающихся в процессе производства, обмена, распределения и потребления материальных благ дает исчерпывающую политико-экономическую характеристику класса". Поскольку все социальные группы в обществе взаимодействуют друг с другом и при этом стремятся к наиболее оптимальной реализации своих интересов (прежде всего экономических), то все общество объективно должно распадаться на некие большие группы людей, противостоящих друг другу в зависимости от степени совпадения (противопоставления) их интересов (прежде всего экономических). Что же будет предопределять это совпадение (противопоставление)? На наш взгляд, это все та же возможность одними социальными группами присваивать себе труд других (что зависит от их места и функциональной роли). Для защиты своих экономических интересов происходит стихийное объединение тех и других в социальные классы. Такое объединение выступает в качестве экономической базы образования социальных классов.

Дарендорф в работе "Класс и классовый конфликт в индустриальном обществе" (1957) писал по этому поводу, что "класс - это категория, которая используется при анализе динамики социального конфликта и его структурных корней". Вместе с тем социальный класс не только экономическое, но и социальное, политическое и духовно-идеологическое образование. К. Маркс в "Нищете философии" пишет: "Экономические условия превратили сначала массу народонаселения в рабочих. Господство капитала создало для этой массы одинаковое положение и общие интересы. Таким образом, эта масса является уже классами по отношению к капиталу, но еще не для себя самой. В борьбе... эта масса сплачивается, она конституируется как класс для себя. Защищаемые ею интересы становятся классовыми интересами". Из данной цитаты ясно видно, что в процессе возникновения и развития социальных классов, по мнению К. Маркса, существует такая форма, когда люди, находящиеся в положении, определенном приведенными выше критериями (место и роль в системе функционально-трудовых отношений, отношений собственности, управленческих отношений и особые экономические интересы), еще не связаны внутренней связью сознательных (идеологических) отношений, а лишь связью субъективных отношений и объективных зависимостей, существующих в рамках производственных отношений. Тогда мы говорим, что они образуют "класс в себе", который, правда, не является простой совокупностью, поскольку связан системой объективных отношений, но и не представляет еще класса "для себя", т.е. не обладает еще вполне развитым сознанием своих классовых экономических и политических интересов. Причем объективные классовые интересы отражаются в субъективном классовом сознании отнюдь не зеркально. Осознание своих существенных, истинных интересов, без чего невозможно превращение "класса в себя" в "класс для себя", неизбежно происходит через систему психологических установок, данных предыдущим историческим опытом. Социальный класс может стать "классом для себя", лишь выработав собственную идеологию. На основе всего этого и происходит его организационное оформление. Особо отметим, что под влиянием данного положения Маркса о "классе для себя" М. Вебер предлагал разграничивать в социально-классовой структуре "класс" и "социальный класс". Под классом данный автор понимал социальную общность, связанную лишь сходством экономических интересов, "экономического положения" данной категории субъектов. Категорией "социальный класс" М. Вебер показывал, что высшим проявлением классовой общности служит мобилизующая и побуждающая к коллективным действиям осознанность своих классовых экономических и политических интересов и целей.

Современный классик французской социологии П. Бурдье также предлагал разграничивать возможные (логические) и реальные социальные классы. Данный автор пишет, что на основании знания экономических и других отношений можно "вычленить классы в логическом смысле этого слова, т.е. классы как совокупность агентов, занимающих сходную позицию, которые будучи размещены в сходных условиях и подчинены сходным обусловленностям, имеют все шансы для обладания сходными диспозициями и интересами, и, следовательно, для выработки сходной практики и занятия сходных позиций". П. Бурдье справедливо считает, что данный класс "на бумаге" имеет теоретическое существование, "он позволяет объяснить и предвидеть практики и свойства классифицируемых и... поведение, ведущее к объединению их в группу /в реальный социальный класс. - С.С./". "...Это лишь возможный класс, поскольку он есть совокупность агентов, которые объективно будут оказывать меньше сопротивления в случае необходимости их "мобилизации", чем какая-либо другая совокупность агентов". Превращение логического класса в реальный социальный класс, пишет он далее, возможно лишь через выработку у его членов чувства позиции, "занимаемой в социальном пространстве" /социально-классовых отношений. - С.С./. И. Краус также пишет: "Классы… являются конфликтными группами, которые, объединяясь, оспаривают существующее распределение власти, преимуществ и других возможностей… классы формируются, когда совокупность индивидов определяет свои интересы как сходные с интересами других из той же совокупности и как отличающиеся и противостоящие интересам другой совокупности лиц". Данный исследователь подчеркивает важную роль в процессе формирования социального класса наличие у последнего собственной идеологии.

Таким образом, объективные классовые интересы отражаются в субъективном классовом сознании отнюдь не зеркально. Осознание своих существенных, истинных интересов, без чего невозможно превращение "класса в себя" в "класс для себя", неизбежно происходит через систему психологических установок, данных предыдущим историческим опытом. Социальный класс может стать "классом для себя", лишь выработав собственную идеологию. На основе всего этого и происходит его организационное оформление. В связи с не сводимостью всех компонентов социально-классовой структуры общества только к социальным классам и элементарным профессиональным, имущественным и объемно-правовым группам гносеологически необходимо, исходя из цели более или менее адекватного отражения в теории многообразия корпоративных социальных субъектов, ввести для содержательного описания названной структуры ряд категорий, а так же дополнить вышеприведенное определение социального класса П.А. Сорокина.

Под социальным классом в современной науке понимается кумулятивная, нормальная, солидарная, полузакрытая, но с приближением к открытой, связанная положительной социально-классовой комплиментарностью группа, составленная из кумуляции трех основных группировок: 1) профессиональной; 2) имущественной; 3) объемно-правовой. Понятие комплиментарности положительной (отрицательной) было введено Л.Н. Гумилевым для характеристики этносферы. Под ним понималось "ощущение подсознательной взаимной симпатии (антипатии) членов этнических коллективов, определяющее деление на "своих" и "чужих". Под социально-классовой комплиментарностью понимается ощущение подсознательной взаимной симпатии (антипатии) членов социальных классов, ведущее к формированию у них единой идеологии и определяющее деление на "своих" и "чужих". Положительная социально-классовая комплиментарность - это то, что (по терминологии П. Бурдье) отличает "реальный социальный класс" от "возможного (логического) класса".

Представляется гносеологически перспективным введение в социальную философию ряда понятий, которые фиксируют определенную стадию развития социально-классовой общности - это "класс-слой", "класс-сословие", "дистрахо-класс", "синкретичный класс". Также целесообразно выделить социально-экономические категории, показывающие внутриклассовую дифференциацию субъектов: "социально-классовая группа", "маргинальная социально-классовая группа" и "кастовая социально-классовая группа". Почему перспективно введение понятия "класс-слой"? Дело в том, что в современной социологии не только отсутствуют четкие критерии разграничения категорий "класс" и "слой", но и как справедливо подчеркивает О.И. Шкаратан "для многих авторов они вообще являются синонимами".

Сегодня в обществоведении типичным является представление о том, что любое современное общество состоит из групп или множества индивидов, имеющих или носящих определенные характеристики. При этом эти характеристики рассматриваются в качестве критериев классификации, которые могут быть одно- или, чаще, многомерными (в нашей терминологии - это элементарные или кумулятивные структуры). При таком подходе традиционно внимание исследователя смещено с производства на распределение, без осмысления объективных отношений между ними. Эта ситуация привела сегодня к тому, что, как справедливо отмечают В.В. Радаев и О.И. Шкаратан: "в значительной части исследований одни и те же признаки применяются для выделения и классов и слоев". А отсюда следует широко распространенное среди обществоведов мнение, что категорией класса охватываются неоднородные социальные субъекты в зависимости от того гносеологического контекста, который вкладывают в этот термин различные ученые. "Различен и смысл, - как отмечает О.И. Шкаратан, - вкладываемый разными авторами в термин "социальный слой". Большинство социологов обозначает этим термином общественную дифференциацию в рамках иерархически организованного общества. Зачастую содержание термина ничем не отличается от содержания, вкладываемого в термин "класс". В тех же случаях, когда данные понятия различают, термином "страта" обозначают группы внутри "классов", выделенные по тем же основаниям, что и сами "классы". Поэтому перспективно в научном плане введение в оборот вместо категории "слой" понятие "класс-слой", что позволяет подчеркнуть, что названное состояние социально-классовой общности является одной из стадий жизнедеятельности социального класса и в то же время позволяет четко выделить специфику этой стадии. "Класс-слой" представляет собой общность, отличающуюся от социального класса отсутствием положительной комплиментарности, т.е. близкую по своей сути к "возможному классу" Бурдье. Степень общности индивидов, составляющих класс-слой, уровень осознания ими своих общих потребностей и интересов (прежде всего экономических), степень их сплоченности и организованности меньше, чем у представителей социального класса. Для характеристики внутриклассовых групп используется категория "социально-классовая группа". Под названными группами понимаются такие внутриклассовые группы, которые частично отличаются между собой по одной (или двум) основным куммуляциям: или профессиональной, или имущественной, или объемно-правовой; по остальным же двум (или одному) полностью совпадающие с другими субъектами данного социального класса.

Для анализа процесса эволюции социально-классовой структуры общества сегодня нередко применяется категория социальный "дистрахо-класс" (от латинского слова - distractor - разрывающийся на части). Под данным классом понимается кумулятивная, полузакрытая, но с приближением к открытой, группа, составленная из кумуляции трех основных группировок: 1) профессиональной; 2) имущественной; 3) объемно-правовой, и характеризующаяся повышенной степенью расчлененности и рыхлостью внутренних структур. Дистрахо-класс - это социальный класс в процессе усиления автономизации его внутриклассовых (социально-классовых) групп, ведущих в перспективе к его распаду на несколько новых социальных классов. Как правило, вышеупомянутая социально-классовая общность характеризуется еще меньшей возможностью для совместных действий, чем класс-слой; единая идеологическая позиция у субъектов его составляющих отсутствует.

Признание целесообразности использования в современном обществоведении категории "социальный дистрахо-класс" потребовало введения в научный оборот понятия "эмбриональный (синкретичный) социальный класс" (или, для краткости - "синкретичный класс"). Названная социальная общность представляет собой социально-классовую группу, входящую в дистрахо-класс, в процессе ее превращения в собственно социальный класс. Синкретичный класс отличается слитностью, нерасчлененностью в связи с первоначальной неразвитостью состояния.

В последние годы в философской и социологической литературе уделяется большое внимание такому явлению, как маргинальность, которая выступает в качестве одной из характеристик состояния социальных, в том числе и социально-классовой, структур. Названное понятие, как правило, используется "…для обозначения относительно устойчивых социальных явлений, возникающих на границе / выделено мной. - С.С./ взаимодействия различных культур, социальных общностей, структур, в результате чего определенная часть социальных субъектов оказывается за их пределами" (Попова И.П.). Несмотря на кажущуюся простоту определения названного феномена и его более чем семидесятилетнюю научную историю, до настоящего времени в применении категории "маргинальность" имеется большое количество гносеологических трудностей. Следует согласиться с И.П. Поповой, что причина названного положения вещей трояка: "Во-первых, в практике использования самого термина сложилось несколько подходов (в социологии, социальной психологии, культурологии, политологии, экономике и т.д.), что придает понятию достаточно общий, междисциплинарный характер. Во-вторых, в процессе уточнения и эволюции понятия в социологии утвердилось несколько значений, связанных с различными типами маргинальности. В третьих, его нечеткость, неопределенность делает сложным измерение самого явления, его анализ в контексте социальных процессов". Таким образом, в современном обществоведении целесообразно говорить не о какой-либо абстрактной маргинальности некоего не обозначенного социального явления, а лишь о маргинальности тех или иных типов (или классов) явлений и отношений. Применение понятия "маргинальность" при характеристике компонентов социально-классовой структуры выдвигает на первое место такие ее атрибутивные признаки, как "пограничность", "промежуточность", "неоднозначность" и "неопределенность" (что подчеркивает повышенную степень энтропийности маргинальных социально-классовых субъектов. На наш взгляд, описать современным системным языком социально-классовые организацию и структуру общества нельзя без введения категории "маргинальная социально-классовая группа" (или, для краткости - "маргинальная группа"), которая представляет собой социально-классовую группу, входящую в один социальный класс, но по ряду признаков так же близкую к другому социальному классу. Данная группа занимает специфическое "пограничное" положение в социально-классовой структуре общества. Названная группа с большой степенью вероятности может быть охарактеризована как энтропийный элемент на групповом уровне.

Социальный класс-сословие (или, для краткости - "класс-сословие") представляет собой полузакрытую группу, с приближением к закрытой; доступ в нее ограничен, в том числе обычаями и традициями, ее представители обладают передаваемыми по наследству правами и обязанностями. Примером таких социально-классовых общностей может служить Япония второй половины 20 ст. В этой стране широко развита система наследования политической власти, "когда сыновья, дочери и внуки политиков старших поколений почти автоматически занимают места в парламенте от тех же самых выборных округов (нисэй или сансэй гиин). В середине 1990-х эти парламентарии во втором или третьем поколении занимали до четверти мест в нижней и до одной пятой - в верхней палате японского парламента. Если к ним добавить супругов, деверей, племянников и других родственников, а также бывших секретарей ушедших на покой парламентариев, то масштабы феномена наследования власти окажутся еще более впечатляющими" (Кравцевич А.И.) К этому следует также добавить, что японский кабинет министров (высшая исполнительная власть) формируется из действующих политиков-парламентариев из правящей или правящих партий. Вместе с тем реальное управление страной находится не в руках министров и их заместителей (политиков, выбранных народом), которые традиционно сменяются ежегодно, а в руках карьерной бюрократии. Последняя же также является сегодня классом-сословием. Система же консультационных совещаний при органах власти, "объединяющая в себе коллективный опыт чиновничества, деловых и академических кругов, профсоюзов и потребителей и призванная содействовать достижению общественного консенсуса в отношении принимаемой политики" (Кравцевич А.И), в большем количестве случаев является ширмой для придания соответствующего антуража подготовленных бюрократией решений.

Кастовые социально-классовые группы (или, для краткости - "касты") - социально-классовые группы, занимающие определенное (строго ранжированное) место в социальной иерархии, связанные с жестко фиксированными видами деятельности и ограниченные в общении друг с другом.

Таким образом, социальный класс - это реальная социологическая категория, которая позволяет выделить по ряду (социально-экономических) признаков группу индивидов, выступающих в социальных и социально-экономических отношениях как большая замкнутая система с определенным динамическим алгоритмом поведения и специфической внутренней структурой, меняющейся в зависимости от стадии развития класса - от степени его "зрелости" (класс-слой, социальный дистрахо-класс и т.д.).

В современном обществоведении под социальным классом понимается кумулятивная, нормальная, солидарная, полузакрытая, но с приближением к открытой, связанная положительной социально-классовой комплиментарностью группа, составленная из кумуляции трех основных группировок: 1) профессиональной; 2) имущественной; 3) объемно-правовой. Под социально-классовой комплиментарностью понимается ощущение подсознательной взаимной симпатии (антипатии) членов социальных классов, ведущее к формированию у них единой идеологии и определяющее деление на "своих" и "чужих". В процессе своей жизнедеятельности социальные классы и социально-классовые группы могут объединяться в социально-классовые группировки ("социальные надклассы") с целью совместной борьбы за оптимизацию условий реализации своих социально-экономических интересов. При этом главным условием названной интеграции выступает временное совпадение интересов объединяющихся субъектов и явное противоречие их социально-экономическим интересам других социальных классов. Такое объединение тех или иных социально-классовых субъектов может происходить на определенный, как правило, достаточно короткий исторический промежуток. Следует так же отметить, что потенциальная возможность названного объединения во многом определяется нравственными отношениями того или иного социума (обычаями, традициями, моральными нормами, идеалами и т.д.).

Исходя из вышеотмеченного, можно определить социально-классовые отношения в узком смысле как отношения между индивидами, включенными в специфические кумулятивные (интегральные) группы - социальные классы. Соответственно, под социально-классовыми отношениями в широком смысле понимаются отношения между людьми, объ-единенными в элементарные профессиональные, имущественные и объемно-правовые группы и кумулятивные (интегральные) группы - социально-классовые группы и социальные классы.

Социально-классовая структура общества представляет собой совокупность: 1) наиболее устойчивых, существенных, регулярно повторяющихся социально-классовых отношений, которые возникают между индивидами, объединенными в социальные классы, социально-классовые группы и в элементарные профессиональные, имущественные и объемно-правовые группы; 2) самих этих индивидов, объединенных в социальные классы и социально-классовые элементарные общественные группы. В любом реальном обществе существует, постоянно воспроизводясь или исчезая, большое разнообразие социально-классовых отношений. Если предположить, что в каком-либо социуме все названные отношения будут устойчивыми, сущностными, регулярно повторяющимися, то есть что будут отсутствовать какие-либо хаотические социально-классовые процессы или явления, то в названном обществе будет отсутствовать какой-либо динамизм и оно будет обречено на застой.

Как уже отмечалось в специальной литературе (Е.А. Седов), для нормального функционирования и более или менее адекватного реагирования на изменение окружающих социально-экономических реалий (то есть для восприятия информации) хаотические процессы должны не только присутствовать, но и занимать достаточно значительную долю во всей совокупности социально-экономических отношений. Вместе с тем, если данные хаотические процессы переходят определенный предел, то есть если наличие не хаотических процессов становится не достаточным для поддержания определенных структур в социуме, то это общество умирает. При этом происходит деградация социально-классовой структуры. Поэтому для характеристики реальных социально-классовых отношений необходимо использовать понятие "социально-классовая организация общества", которая охватывает более широкий аспект общественных отношений, чем социально-классовая структура. Первая включает в себя не только устойчивые, сущностные, неслучайные, регулярно повторяющиеся, но и неустойчивые, случайные, нерегулярные отношения. Некоторые изменения в социально-классовой организации общества будут выступать в качестве специфического социального "эмбриона" эволюции социально-классовой структуры.

Таким образом, С.-К.О. динамичного общества всегда представляет собой непрерывно изменяющееся социальное явление, динамику которого полностью описать языком современной математики невозможно, даже используя в качестве средства "математический хаос". Вместе с тем представляется теоретически возможным с достаточной степенью вероятности описать социально-классовую организацию общества на какое-то определенное время. Для фиксации этого состояния правомерно использовать категорию "социально-классовый фрактал". Названное понятие относится к некой статичной социальной конфигурации, выступающей как бы мгновенным статистическим (математическим) "снимком" социально-классовой организации. Несколько упрощенно реальное бытие социально-классовой организации общества может быть представлено как бесконечное количество непрерывно сменяющих друг друга социально-классовых фракталов. Категория "социально-классовая структура общества", как отмечалось выше, не описывает всего разнообразия социально-классовых отношений и не несет в себе эволюционного потенциала. Иначе говоря, если представить, что все разнообразие социально-классовых отношений в некой социально-экономической системе свелось лишь к наиболее устойчивым, существенным, регулярно повторяющимся, т.е. к неслучайным детерминированным отношениям, то такая система могла бы существовать лишь при неизменных внешних условиях (стабильные природно-климатические условия, неизменные источники сырья, отсутствие научно-технического прогресса или регресса, застывшая демографическая структура при неизменной численности населения и т.д.), т.е. она в принципе не жизненна. Для того, чтобы реагировать на изменение внешних условий в социально-экономической системе, обязательно должны существовать энтропийные (энтропия - это мера неопределенности стохастических процессов) социально-классовые отношения.

Все реальные, а не мнимые, социально-классовые отношения делятся на два типа: 1) устойчивые, существенные, регулярно повторяющиеся - формирующие социально-классовую структуру и являющиеся в данном случае выражением структурной информации; 2) неустойчивые, случайные, стохастические - являющиеся воплощением энтропийных процессов, ведущих к трансформации социально-классовой структуры и позволяющей последней адекватно реагировать на изменение социально-экономической системы. Именно совокупность всех этих отношений (устойчивых и неустойчивых, статистических и стохастических и т.д.) описывается термином "С.-К.О.". В С.-К.О. любого реального общества будут присутствовать не входящие в социально-классовую структуру элементы - индивиды, которые могут объединяться в определенные, достаточно устойчивые группы. В свою очередь, в любом социальном классе также будут присутствовать энтропийные элементы - обеспечивающие возможность его изменения, и структурно-информационные элементы - обеспечивающие возможность его самосохранения. (Дистрахо-класс - это класс с максимальной энтропией, а социальный класс-сословие - это класс с минимальной энтропией.) Действительный уровень разнообразия на высших уровнях социально-классовой структуры может быть обеспечен за счет ее эффективного ограничения на низших уровнях.

С.Ю. Солодовников

Оцените определение:
↑ Отличное определение
Неполное определение ↓

Источник: Социология: энциклопедия

Найдено схем по теме СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА — 0

Найдено научныех статей по теме СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА — 0

Найдено книг по теме СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА — 0

Найдено презентаций по теме СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА — 0

Найдено рефератов по теме СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА — 0